Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation Linksaloqada.com  →  Новости Узбекистана  → 

Лента новостей, Главные новости, Общество

14.03.201908:34
Источник изображения: Газета.uz

Заметки юриста о реформе уголовного судопроизводства

Взгляд юриста Анвара Бабакулова на реформу уголовного судопроизводства в Узбекистане.

Последние годы отмечаются осуществлением масштабных реформ во всех сферах. Проведена валютная реформа, стартовало налоговое реформирование, намечаются реформы в административной и аграрной сфере.

Хотя детали судебно-правовой реформы еще не обозначены, но президентским указом определены ее общие контуры. Важно обозначить ключевые направления реформ и результаты, к которым необходимо прийти.

Уголовная юстиция нуждается в коренном реформировании. Ведь в результате мы получим такую систему, где состязательность, мощная адвокатура, права человека, независимый суд не пустой звук. Там, где сильны институт адвокатуры и состязательность, там независимый суд и истинное правосудие.

Современное состояние уголовного судопроизводства оставляет желать лучшего в плане состязательности, равенства сторон, мощи адвокатуры. Как практикующему адвокату мне знакомы все недостатки и изъяны этой системы.

Даже не реформа, а революция в сфере уголовного судопроизводства назрела, потому что никакие полумерами ситуацию не исправить.

Самым наглядным доказательством необходимости кардинальных мер служит статистика. Согласно информации Верховного суда Узбекистана, за первые девять месяцев 2018 года было рассмотрено 28730 уголовных дел в отношении 36889 лиц. Из них только 590 лиц было оправдано. В процентном соотношении эта цифра составляет 1,5%. В предыдущие годы оправдательных приговоров было и того меньше. Только после настойчивого требования президента Шавката Мирзиёева ситуация чуть улучшилась. Думаю, не будет лукавством сказать, что если контроль за этой сферой ослабнет, то этот процент может опять снизиться.

В любом случае, малый процент оправдательных приговоров, а также грустная картина процессуальных нарушений на стадиях дознания и предварительного расследования заставляют задуматься о несовершенстве нашего уголовного судопроизводства. Столь печальное положение не прихоть отдельных лиц, оно имеет вполне объективные причины.

Правовая система нашей страны относится к романо-германской, или континентальной правовой семье. Принадлежность к континентальному праву предопределила форму нашего уголовного судопроизводства: следственно-инквизиционная. В странах англо-саксонского права уголовное судопроизводство базируется на принципах состязательного судебного процесса.

В настоящее время страны континентальной Европы смогли реформировать свое судопроизводство на основах большей состязательности и равноправия сторон, и можно утверждать, что в данное время на Европейском континенте господствует смешанно-состязательное уголовное судопроизводство.

В отдельных странах бывшего СССР было создано уголовное судопроизводство на классических инквизиционных началах. В таком судопроизводстве орган предварительного следствия единолично осуществляет все этапы следствия, какой-либо судебный контроль над действиями следствия отсутствует, установлена процессуальная регламентация работы следователя, бумажно-протокольная форма становится фетишем следственных органов. Какая-либо состязательность сторон, равные права для стороны защиты наряду с органом предварительного расследования в собирании и закреплении доказательств по уголовному делу исключены.

В таком судопроизводстве суд становится «служанкой» органа обвинения, чьи обязанности свелись к простому утверждению обвинительного заключения и штампованию приговоров. Никакой реальной состязательности не было и в помине. К сожалению, до настоящего времени отрицательные стороны советского инквизиционного судопроизводства не преодолены.

Наше уголовное судопроизводство унаследовало все системные пороки советского периода — в виде монопольного положения следствия в собирании и закреплении доказательств и отсутствия судебного контроля над стадией предварительного расследования.

Можно сказать, что защита фактически лишена действенных прав и механизмов для осуществления своего предназначения. Полностью отсутствуют возможности проведения адвокатского расследования и закрепления доказательств, собранных в его процессе. Что можно сказать, если адвокаты даже не могут обжаловать в судебном порядке действия органа предварительного расследования?

Перевес прав и возможностей стороны обвинения еще на стадии предварительного расследования и «связанная по рукам» защита приводят к тому, что обвинительный уклон предрешает уголовное судопроизводство в целом.

Суд, каким бы объективным ни был, в принципе не может уклониться от выводов органа предварительного расследования. Суд находится в плену доказательств и выводов следствия и принципиально не может выйти за рамки письменно-процессуально закрепленных улик следствия. В таких условиях декларируемые принципы состязательности и равноправия сторон не имеют никакого отношения к реальности. Более того, фундаментальный конституционный принцип — презумпция невиновности — входит в таких условиях в противоречие с такой конструкцией судопроизводства. Человек, по Конституции и нормам УК и УПК, считается невиновным вплоть до вынесенного приговора суда, но в реальности он «изобличен» как виновный еще на стадии следствия.

Какие меры нужно предпринять, чтобы изменить ситуацию? Провести кадровые перестановки, уволив всех судей и назначить на их место новые кадры? Увы, новыми кадрами дело не исправишь. Пороки и изъяны уголовного судопроизводства заложены в саму его основу и лежат в следственно-инквизиционных началах бывшего, еще советского судопроизводства.

В реформировании примером может послужить мировая практика, где достаточно успешных примеров реформирования. Перейдем к предложениям по конкретным шагам.

Шаг первый: деформализация предварительного расследования и система «двух папок»

Первым шагом по построению процессуального фундамента нового уголовного судопроизводства может стать деформализация стадии предварительного расследования.Что имеется в виду под деформализацией?

Известно, что предварительное расследование осуществляется на основании предписанных нормами УПК рамок и процессуальных форм. Процессуальная регламентация и жесткие требования к письменно-протокольной форме приводят к тому, что в отсутствие состязательности сторон (обвинения и защиты), слабой, мизерной роли защиты во время расследования уголовных дел, обвинительный уклон в сборке, оценке и закреплении доказательств имеет преобладающее значение на этой стадии.

Принимая во внимание письменно-протокольную форму закрепления доказательств и жесткий процессуальный регламент стадии следствия, последующая стадия уголовного судопроизводства — суд — ставится в зависимое положение от выводов расследования. Орган уголовного преследования ставит суд в достаточно жесткие рамки своих выводов, что превращает судебный процесс в пустую формальность, а состязательность — в фикцию.

Потому что собранные доказательства, улики оформлены в достаточно жесткую протокольную форму, и суд неволей оказывается «в тюрьме» улик следствия. Доказательства, собранные предварительным расследованием и оформленные в жесткую процессуальную форму, в последующем могут принять форму последней истины для суда, так как суды не могут игнорировать процессуальные рамки обрамления этих доказательств.

И поэтому состязательность сторон в судебном заседании стала некой абстракцией.

Решением этой проблемы может послужить деформализация предварительного расследования. Деформализация означает отказ от наделения материалов, собранных на досудебной стадии доказательственной силы, вплоть до соответствующего их рассмотрения на судебном заседании. Это означает, что собранные материалы предварительного расследования становятся доказательствами только в ходе судебного заседания с участием сторон на основе принципов состязательности и равноправия сторон. Это ничто иное как судебная легализация доказательств, — достаточно распространенная практика в мире.

Деформализация приведет к созданию равных условий для сторон в сборе, оценке и закрепления доказательств, распространении принципа состязательности на досудебную стадию.

В качестве дополнительного инструмента в рамках деформализации предварительного расследования в мире используется «система двух папок». Ее суть в том, что материалы, собранные органом уголовного преследования, направляются в первую папку и направлению в судебное заседание не подлежат (т. е. не имеют доказательственного значения). Во второй папке суммируются доказательства, собранные в ходе судебного заседания с участием сторон. При этом стороны имеют право ходатайствовать о проведении каких-либо следственных действий для судебной легализации доказательств.

К примеру, сторона обвинения на основании материалов первой папки просит суд допросить какое-либо лицо в качестве свидетеля, чтобы его показания имели «легальный» статус. Такое же право будет иметь и сторона защиты. В результате главные принципы уголовного судопроизводства — состязательности и равноправия сторон — будут соблюдаться на деле. Также будет обеспечено право обвиняемого (или подозреваемого) на допрос любого свидетеля (путем очной ставки). Это приведет к повышению соблюдения процессуального законодательства на стадии предварительного расследования, так как любые улики и материалы не будут иметь легального статуса вплоть до судебного заседания.

Деформализация следствия, «система двух папок», лишение доказательственной силы материалов сторон вплоть до судебной легализации приведут к ощутимым изменениям. Надобность ведения бумажной документации и процессуальный формализм отойдут на второй план, что положительно отразится на оперативности и результативности деятельности органов уголовного преследования.

Шаг второй. «Судья над следствием» (следственный судья)

Введение института «судьи над следствием» (следственного судьи) логически вытекает из деформализации стадии предварительного расследования и введения института судебной легализации доказательств.

Именно на эту процессуальную фигуру можно будет возложить функции по легализации, проверке обоснованности уголовного преследования, допустимости собранных доказательств, даче ордеров для проведения специфических следственных действий и санкции на арест.

Нужно особо подчеркнуть, что следственный судья не разрешает дело по существу и не дает выводов о виновности или невиновности. Следственный судья — только надзирающая фигура, осуществляющая контроль за предварительным расследованием, обоснованностью следственных действий и допустимостью полученных доказательств. Он стоит над обвинением и защитой в качестве арбитра, что обеспечивает соблюдение принципа состязательности.

В результате на всех стадиях уголовного судопроизводства будут обеспечены состязательность и равноправие сторон, которые составляют становой хребет правосудия. Ибо если нет соблюдения этих принципов, то нет и правосудия.

Судебная легализация,т. е. наделение собранных материалов по делу процессуальной «силой» и признание их допустимыми, должна осуществляться на специальном процессуальном этапе — предварительном слушании по делу на основе принципов состязательности и равноправия сторон. На этой стадии стороны должны иметь право делать ходатайства о проведении следственных действий и легализовать полученные доказательства.

Рассмотрим на живом примере эту систему. Как будет расследоваться по новой процессуальной системе такое преступление, как хищение? Орган уголовного преследования, получив достоверные сведения о совершенном хищении имущества, инициирует начало уголовного преследования и начинает собирать свои собственные доказательства. Эти доказательства (пояснения лиц, письменные материалы и т. д.) еще не считаются легализованными, они просто составляют материалы следственной, так называемой «первой» папки.

Орган уголовного преследования в лице прокуратуры, приняв материалы от органа следствия, инициирует начало стадии предварительного судебного разбирательства путем внесения следственному судье ходатайства. Следственный судья, изучив ходатайство, выносит решение о начале стадии предварительного судебного заседания и предлагает сторонам внести ходатайства о проведении следственных действий (допрос свидетелей, подозреваемого, осмотр письменных материалов, осуществления хозяйственной ревизии субъекта хозяйственной деятельности и т. д.).

При этом следственный судья не дает выводы по собранным доказательствам, он только осуществляет следственные действия на предмет процессуальной законности и обоснованности, закрепляет их (судебная легализация). Например, прокурор на заседании делает ходатайство о допросе гражданина «А» на судебном заседании, следственный судья удовлетворяет ходатайство, и гражданин «А» дает свои показания под присягой, и таким образом его показания являются уже доказательством.

Точно так же сторона защиты имеет право сделать ходатайство о допросе гражданина «Б», и его показания таким же образом становятся легализованным на судебном заседании доказательством.

Тем же путем и прокурор, и защитник подают ходатайства о проведении ревизии деятельности субъекта. Следственный судья на основании ходатайств назначает ревизию. Результаты ревизии изучаются на предмет законности и обоснованности на судебном заседании и закрепляются в качестве доказательства.

Сторонам должно предоставляться право самостоятельно собирать доказательства и представлять их судам (и следственному судье предварительного судебного заседания, и суду первой инстанции), при этом статуса доказательств они вплоть до публичного слушания дела иметь не будут. Например, сторона защиты будет иметь право самостоятельно провести независимый аудит и представить эти материалы судам, точно также и орган уголовного преследования. Весь процесс будет происходить на основе принципов состязательности, равноправия, непосредственного и устного исследования судом доказательств.

Возьмем пример расследования убийства. Произошло убийство, и подозреваемый преступник схвачен по горячим следам. Орган уголовного преследования сообщает следственному судье о начале процедуры уголовного преследования в отношении подозреваемого и проводит свои следственные действия (осмотры, берет заключения экспертов, допросы свидетелей и т. д.), собранные материалы становятся основанием для начала инициации предварительного судебного заседания с участием сторон. Стороны представляют ходатайства о проведении следственных действий, представляют материалы для судебного изучения и т. д. И все это на условиях состязательности в судебном заседании. После окончания всех процедур, связанных с легализацией и проведением судебных следственных действий, следственный судья принимает решение или о предъявлении обвинения конкретному лицу и предании его суду, или о прекращении дела.

Как видно из двух примеров, появится классический состязательный процесс, в котором, и обвинение, и защита имеют равные права и реальный механизм в осуществлении сбора и закрепления доказательств.

Стоит также отметить, что оперативность и эффективность деятельности органов следствия повысятся многократно, ведь следствие будет заинтересовано в скорейшей судебной легализации полученных доказательств, а это приведет к сокращению сроков следствия, избавят от излишней бюрократической и бумажной работы.

Ввиду как бы «нелегального» статуса материалов до легализации, снижается стимул и возможности для всяких незаконных методов и злоупотреблений. Это приведет к повышению соблюдения процессуальной законности. Роль прокурора отодвинется на его естественную роль поддержки государственного обвинения, а не такую как сейчас гипертрофированную роль надзора за всем.

Однако для большего успеха реформы, наряду с вышеуказанными шагами, нужно ввести еще ряд факультативных институтов. О них речь пойдет ниже.

Институт частного обвинения

Этот институт достаточно развит в странах англо-саксонского права. В последнее время наметилась тенденция к его распространению и в странах континентального права. В частности, в российском законодательстве по незначительным преступлениям предусмотрена возможность частному лицу выдвигать самостоятельное обвинение, минуя стадию предварительного расследования.

Учитывая положительные стороны этого института по разгрузке следственных органов, более эффективного метода по защите нарушенных прав, идеально было бы внедрить этот институт и у нас. Причем, возможность выдвигать частное обвинение не должно ограничиваться ни общественной опасностью, ни степенью тяжести обвинения. В принципе, любой гражданин должен иметь право самостоятельно выдвигать обвинение в суде и защищать это.

Институт допустимости доказательств и принятие кодекса доказательственного права

Вопрос допустимости доказательств всегда стоит очень остро. Хотя в УПК и других актах предусматривается возможность признания доказательств недопустимыми, четких критериев, ясных положений, безоговорочных условий, какие и в каких случаях являются недопустимыми доказательствами, нет. Имеется лишь разъясняющее постановление Пленума Верховного суда.

Для обеспечения большей законности необходимо принять обширный, теоретизированный и детализированный нормативный акт о доказательствах, своего рода особый кодекс о доказательствах. Тем более что в мировой практике есть примеры. Например, в США существует федеральный закон о доказательствах.

Институт суда присяжных и высшего суда по правам человека

Следующим наиважнейшим шагом по гуманизации, демократизации, обеспечению равноправия и состязательности уголовного судопроизводства может стать введение в нашей стране института суда присяжных. Также стоит рассмотреть вопрос создания высшего суда по правам человека.

Институт выборности судей

Выборность судей — это принципиальный вопрос. Через внедрение выборности судей районных судов гражданами можно повысить независимость судебной власти.

Заключение

Важность кардинальных изменений в судебно-правовой сфере президент нашей страны подчеркивает почти в каждом своем выступлении. Реалии диктуют необходимость реформы: отсутствие состязательности, равноправия и судебного контроля в досудебной стадии (дознание и предварительное расследование), ограниченность возможностей проведения адвокатского расследования приводят к уменьшению и умалению роли института адвокатуры в обществе. Это закономерным образом приводит к преобладанию обвинительного уклона в уголовном судопроизводстве и превращению самого судопроизводства в чистую формальность.

Введение новых процессуальных институтов, упомянутых в статье, кардинально изменит ситуацию, привнеся в нее истинные состязательность и равноправие. Каждый судебный процесс превратится в поле битвы между обвинением и защитой, а суд будет надзирать и судить как истинный арбитр. Ибо только так должно выглядеть настоящее правосудие.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Источник: Газета.uz


0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка




Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:


Новости партнеров




Главные новости

20.0807:00Стала известна дата начала учебного года в школах Узбекистана
20.0806:28Пятидневка и высшая школа. Мирзиёев утвердил меры по реформированию Ташкентского аграрного университета
19.0819:59На дочь бывшего президента Узбекистана завели новые дела
19.0818:53Генпрокуратура возбудила новые уголовные дела против Гульнары Каримовой
19.0818:07Погода в Узбекистане на 20 августа

Реклама



(С) 2012-2019 Aloqada.com. Все права защищены.

Рейтинг@Mail.ru

00:00:00.2656655